Суббота, 24/06/2017, 23:43
Сайт Счастливых Женщин
Главная | СЕПАРАЦИЯ - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 3123»
Форум » ПСИХОЛОГИЯ » Внутренний мир » СЕПАРАЦИЯ
СЕПАРАЦИЯ
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 15:33 | Сообщение # 1
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
Отпустите взрослых детей!

Семья, род – такие традиционные ценности для каждого человека. Иначе и быть не может – благодаря маме и папе мы появляемся на свет, растем и взрослеем в окружении близких. Нам нужна постоянная забота родителей, поддержка и чувство защищенности. Ведь мир наш сложен, а порой даже жесток. Но однажды наступает момент, когда повзрослевшему ребенку пора покинуть родительское гнездо и начать самостоятельную жизнь. Называется это сепарацией. Впервые слышите? Разберемся – причем подробно.

Что такое сепарация?

У термина много значений, нас же интересует психологическое.

Под сепарацией понимается отделение ребенка от своей семьи, становление его как личности – независимой и самостоятельной.

Вроде бы все естественно и неизбежно – ребенок взрослеет, набирается собственного опыта, имеет право на свое мнение и в конце концов на жизнь вне родительского дома. Ему же скоро придется создавать свою семью! Но если бы все было так гладко! Увы, но для многих процесс сепарации достаточно болезнен, более того, не у всех получается завершить его. Чем подобное чревато – рассмотрим ниже. А пока разберемся в этапах сепарации.

Этапы сепарации

После рождения младенец и мама представляют собой практически единое целое.

Процесс отделения ребенка начинается примерно с шести месяцев, когда малыш учится познавать мир, произносить первые звуки, двигаться, интересуется игрушками, проявляет эмоции.
После года возникают первые попытки автономии, научившемуся ходить ребенку хочется двигаться, затем общаться с другими детьми.
И вот наступает важный период – пресловутый кризис трех лет. В этом возрасте уже активно проявляется потребность ребенка в определенной самостоятельности. Родителям очень важно быть мудрыми и терпеливыми, пусть малыш учится многое делать сам, набивает первые шишки. Иначе как же он познакомится с окружающим миром? Излишняя опека: туда не ходи, то не бери, этого нельзя – упадешь, поранишься и т. д. – совсем не на пользу ребенку. Для будущей успешной сепарации этот этап во многом решающий.

Особенно сложный период (самый главный) в становлении личности – переходный, подростковый, когда происходит половое созревание. А главное — взрослеющий ребенок пытается отстоять собственное мнение, зачастую не совпадающее с родительским, он самоутверждается в социуме. И поверьте, ему труднее, чем вам. Диктат, нотации, попытки давления до добра не доведут. Не сможете установить контакт и доверительные отношения – ждите проблем. Задача умных взрослых помочь подростку в формировании самостоятельности и ответственности.
Завершающий этап сепарации – вступление во взрослую жизнь. Психологи утверждают: произойти оно должно не позднее 19-летнего возраста.


 
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 15:36 | Сообщение # 2
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
Утверждать, что процесс сепарации состоялся, можно, успешно реализовав все типы независимости от родителей:

эмоциональная сепарация – освободиться от излишней потребности в родительском одобрении;
аттитюдная – прекратить оценивать и себя и все вокруг родительскими критериями. Иметь свое мнение, основанное на личном опыте;
функциональная – научиться обеспечивать себя материально, иметь свободу выбора работы, места жительства, личной жизни;
конфликтная – научиться жить без чувства беспокойства, вины перед родителями за свое отделение.

Трудности и проблемы сепарации

Процесс сепарации по сути своей естественный – нельзя же до старости держать у материнской юбки повзрослевшее (а порой и постаревшее) чадо. Но в жизни далеко не все происходит по правилам и законам здравого смысла.

Разве мало сорокалетних, а то и пятидесятилетних «мальчиков», маменькиных сынков, которые не избавились от опеки родительницы. Или вроде бы и взрослых, уже замужних дочерей, но во всем слушающихся мамочку, имеющих из-за этого конфликты с мужем. Ну кому по нраву теща, которая чувствует себя хозяйкой в чужой семье, постоянно во все вмешивается и портит жизнь и дочке, и ее мужу, и внукам тоже.

У нас сепарация имеет свои национальные особенности. И зависит, в основном, от матери – главной воспитательницы, а зачастую и просто главы семьи. К сожалению, на плечи нашей женщины ложится тяжелая ноша – самой, в одиночку решать проблемы семейства. Мужчин мало (многочисленные войны, теракты, да просто болезни и пьянство), а детей рожать и растить надо. И отпустить от себя так тяжело доставшееся чадо ох как непросто!

Даже наличие отца не означает, что он принимает участие в воспитании ребенка. Или и вовсе в один не прекрасный момент уйдет из семьи, оставив женщину наедине с заботами и проблемами. А вот союз «мать и ребенок» куда более прочный. Пусть и без мужика, но семья-то есть. И чтобы ее сохранить, нужно просто не дать сыну или дочке повзрослеть и уйти в самостоятельное плавание.

Еще одна наша национальная особенность, мешающая сепарации, – квартирный вопрос. У многих просто нет возможности жить отдельно от родителей, вот и сосуществуют бок о бок несколько поколений. Родители, естественно, получают ежедневную возможность контролировать жизнь взрослых детей и активно во все вмешиваться. Конечно, из наилучших побуждений!


 
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 15:37 | Сообщение # 3
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
О других причинах неудачной сепарации

Мама не воспринимает собственное чадо как личность. Он просто ребенок – зависимый, ранимый, неумелый, требующий постоянного внимания и опеки. Разве он может принимать какие-то решения?
Мать излишне тревожится за своего отпрыска. Казалось бы, не зря: в жизни столько реальных поводов для беспокойства, всяких опасностей и напастей. Хочется прижать дитя к груди, защитить от бед и... никуда от себя не отпускать!
Родительница пытается воплотить в наследнике свои несбывшиеся мечты. Очень хотелось виртуозно овладеть фортепиано или стать звездой экрана, да не сложилось. Значит, отдуваться за маму придется ребенку, нравится-не нравится в расчет не берется, как и отсутствие талантов. Терпение (мамы) и труд (ребенка) все перетрут. О какой сепарации может идти речь? Кто даст дитяти улизнуть от навязчивой опеки – сам же потом спасибо скажет, когда его выведут в люди!
Формулировка «родила для себя» не так уж безобидна. Ребенок ведь — не игрушка, не прихоть, не автомат по выполнению ваших желаний. Такие женщины сами не являются зрелыми психологически, они заполняют внутреннюю пустоту заботой о своем чаде. Вроде большая родительская любовь, но на самом деле — просто эгоизм. И это даже не столько вина людей, сколько их беда. Им нужна помощь психотерапевта.

Опасности незавершенной сепарации

Вообще некоторые родители просто не понимают опасности такого поведения. Сначала любыми способами внушают ребенку мысль о его зависимости от семьи, о том, что он пропадет без папы и мамы, о подстерегающих на каждом шагу опасностях.

Ну а потом такая мамаша в беседе с соседкой сетует: мой-то Вова никак не найдет работу, там не берут, то он не умеет, это не хочет, так и тяну на своих плечах, а сил-то уже нет. Но вряд ли Вова захочет трудоустраиваться, зачем – мама не бросит, прокормит, в беде не оставит.

Получается, что процесс сепарации не состоялся, взрослое, но инфантильное создание всегда будет зависеть от родителей психологически. Или станет искать подобные отношения с другими людьми – друзьями, партнерами по жизни.

Как много, оказывается, существует способов манипуляции собственными детьми, только задумайтесь! От шлепка по попе маленького неслуха, воспитания ремнем неуправляемого подростка до формирования у ребенка стойкого чувства вины, если сделал что-то не так и огорчил любимую маму.

У Марии в ее вполне сознательном возрасте остался комплекс «нехорошей дочки». Дело вот в чем – с детства она очень чутко реагировала на мамино настроение. Угодила – похвалили, сделала что-то неугодное мамаше, у той портится настроение, Маше достаются упреки, нотации, порой и слезы. С тех пор, видя кислую мину на лице матери, дочь чувствует себя виноватой. Самое печальное – это проецируется и на отношения с другими людьми.

«Он отрастил себе такое чувство долга!» – сказала когда-то героиня фильма «Вам и не снилось» Катя о своем друге Романе. Там, кстати, отлично показаны манипуляции мамы и бабушки собственным сыном и внуком, приведшие к трагедии.


 
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 15:38 | Сообщение # 4
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
Непомерное ощущение долга перед родителями не дает повзрослевшим детям строить полноценные отношения в собственной семье.

Наталья (37 лет) до сих пор по первому звонку мамы бросает все и мчится на другой конец города на помощь, которая зачастую вовсе не нужна. Просто таким образом сложились отношения в этом семействе, где мать растила дочку одна. А теперь вот попрекает – я тебе всю жизнь отдала, а ты!.. Наличие мужа и собственных детей у Наташи во внимание не принимается. Вряд ли это на пользу всем.

Из-за неправильного родительского поведения, приведшего к незавершенной сепарации, сильнейшие эмоциональные связи с детьми портят им жизнь. Причем не важно, какого рода эта привязанность: идеализация родителей и желание во всем поступать, как они, либо претензии к ним: жалобы, упреки, даже отказ общаться, демонстрация своей независимости.

Не сумевшие достичь сепарации люди живут вроде бы не своей жизнью – доверяют больше не себе, а мнению родителей, боятся принимать решения, брать на себя ответственность за чью-то жизнь. Даже если вступают в брак, ничего хорошего от этого не жди. Разве только в том случае, если вторую половину устраивает роль мамочки или папаши.

А вообще устроить свою личную жизнь им непросто. Инне за 40, все при ней – симпатичная, умная, имеет высокооплачиваемую работу, собственную благоустроенную квартиру. Замужем не была ни разу. Конечно, причин тому несколько, но одна из главных – прочная психологическая привязанность к семье.

Кстати, это другой аспект проблемы отцов и детей. В этом семействе отношения вполне адекватные. Инна и мама — подруги, им вместе интересно, с братом тесный контакт, с бабушкой и отцом тоже все в порядке. Девушке очень хорошо и комфортно среди близких и особого желания завести собственную семью не наблюдается. Налицо несостоявшаяся сепарация – не удалось разорвать психологическую зависимость от родных.

Пока Инна не слишком страдает от этого, а дальше? Ведь в 50 и выше одиночество уже может стать серьезной проблемой. Многие взрослые, не достигшие сепарации, сталкиваются с нервными расстройствами, депрессией, апатией, отсутствием цели в жизни.


 
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 15:39 | Сообщение # 5
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
Вроде бы взрослые, но по сути просто «подросшие дети» получают целый комплекс проблем:

одни находятся в вечном поиске себя, своего высокого предназначения. Проза жизни: заработать себе на кусок хлеба, помочь постаревшим родителям — их не касается. К тому же мама и папа любят и принимают их такими, какими они есть;
другие выражают бурный протест этому несовершенному миру. Последствия малоприятны: эти люди много пьют, попадают в неприятные истории, их постоянно нужно спасать;
некоторые страдают социофобией – те, кому с детства внушали мысль об опасности окружающего мира, испытывают проблемы с общением, с социализацией, боятся собственной тени;
кое-кто в соперничестве с родителями видит смысл жизни – став врачом, как папа, стремится доказать свою значимость – я не хуже! Потребность в одобрении становится необходимой для эмоционального комфорта.
Сепарации быть!

Нормальная система семейных ценностей – когда мудрые родители вовремя отпускают своих детей в самостоятельное плавание. Да, страшно и жалко расставаться, но так надо ради блага и счастья наследников. Им ведь предстоит найти себя – призвание, профессию, вторую половинку, создать свою семью и родить деток. Здоровый, естественный процесс преемственности поколений.

Душевная боль неизбежна, но в том-то и суть истинной родительской любви – уважать и принимать решения своих детей. Искать оправдания желанию удержать ребенка возле себя – обычный эгоизм.

Юноша или девушка решаются-таки на отчаянный шаг. Но сопровождаться он будет психологическим дискомфортом – чувством вины за решение жить своим умом. Крайне неприятно:

чувствовать себя предателем, тем более что будут скрытые манипуляции родителей (слабое здоровье, обострение болезней на нервной почве);
переживать упреки в отсутствии любви и уважения, черной неблагодарности (я в тебя столько вложила, а ты...);

осознавать: плата за свободу слишком велика, но выбора нет. Проживать нужно свою жизнь, а от переживаний родителей никуда не деться.


 
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 15:39 | Сообщение # 6
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
В одной семье старшая дочь Анна рано стала жить отдельно, обеспечивать себя, вскоре вышла замуж и родила двоих детей. Помощи от родителей не ждала, почти не принимала, но и вмешиваться в свою жизнь не позволяла. Младшей, Юлии, достались повышенное внимание и контроль мамы с папой. Люди обеспеченные, они дарили дочери дорогие подарки, та ни в чем не нуждалась.

Но и свободы выбора у Юли не было – тщательный отбор кандидатов на руку и сердце не позволил девушке выйти замуж по любви. К тому же родители считают себя вправе в любое удобное им время приезжать в гости со своими указаниями и наставлениями. Такая вот плата за несостоявшуюся сепарацию.

Бывают случаи, когда родители не прощают детям самостоятельности, отношения разрываются. Тут уж вина взрослых, портить жизнь себе и детям непозволительно.

Что же тогда делать детям? Неплохая позиция – смотреть на проблемы с юмором. Но такое под силу далеко не всем. В любом случае — будьте благодарны близким за подаренную вам жизнь, бессонные ночи, вложенные в вас заботу и любовь. И простите их за неспособность принять ваш выбор. Значит, по-другому они не могут, просто не способны. Вполне возможно, что время рассудит, и они когда-нибудь вас поймут.

Попробуйте объяснить родителям – я вас очень люблю, но, пожалуйста, дайте мне шанс устроить свою жизнь по-своему. Я ведь лучше знаю, что мне нужно, чего я хочу. Поддержите меня и поймите!
Бывает так: психологу звонит мамаша и рассказывает о проблемах с ребенком. Когда выясняется, что дитяте лет эдак 35-40, специалисту понятно: помощь нужна прежде всего самой матери.

В трудных ситуациях людям сложно (скорее, почти нереально) справиться самим. У нас не очень принято обращаться за психологической помощью. Совсем не так за границей, помните – вы хотите об этом поговорить? Нам смешно, а ведь проблемы необходимо проговаривать, делиться ими, получать советы и пытаться найти выход из тупика.

Тем же, кто не рискует выносить сор из избы, не доверяет психологам или не имеет возможности к ним обратиться, можно посоветовать следующее:

постарайтесь понять и принять неизбежность взросления ваших детей. Ну так уж устроена жизнь, всем приходит время жить своим умом. Не держите сына или дочь возле себя, не ломайте им судьбу;
ищите новые занятия – пробуйте себя в каком-то непривычном хобби, побольше читайте, гуляйте, общайтесь с друзьями, займитесь своим здоровьем. Да мало ли сколько дел можно найти, было бы желание;
при наличии второй половины расставание с детьми пережить легче – вместе с супругом помечтайте о том, как скоро будете нянчить внуков и опять будете нужны и полезны своим детям.
В общем, болезненный процесс сепарации каждый переживает по-своему. Запомните главное – сепарироваться от родителей вовсе не означает бросить их и забыть. Дети повзрослеют, получат свой личный жизненный опыт, станут мудрее и будут опорой своим уже постаревшим родителям. Просто нужно позволить им взрослость и самостоятельность.

Мария Соболева


 
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 15:42 | Сообщение # 7
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
Мама отпусти меня, а то я останусь: процесс сепарации под микроскопом

В данной статье рассматривается процесс сепарации, как серия задач, последовательно решаемых человеком, в зависимости от стадии, на которой он находится. Несмотря на то, что стадии выделены довольно четко и однозначно, отмечается, что это разделение необходимо, скорее, как ориентиры для психотерапевта. Отмечается также, что работа с сепаративным процессом длительная и трудоемкая, в ней много нюансов и подводных камней, некоторые из них освещаются автором.

Слово «сепарация» в его психологическом значении прочно вошло в нашу обыденную жизнь. Даже далекие от психотерапии люди оперируют этим словом, обозначая им отделение от родителей, начало самостоятельной жизни. Чаще всего оно применяется к подросткам и юношам, гораздо реже ко взрослым людям, да и то, в случае, если взрослый сын или дочь к 30 годам продолжает жить со своими родителями, во всем полагаясь на их мнение или указания.

Однако, психотерапевты и консультанты прекрасно понимают, что физическое отделение от родителей не означает, что оно действительно произошло, что существует множество явных и неявных признаков, по которым можно определить, что процесс сепарации еще не завершен.

Вот некоторые признаки, по которым можно определить сепарированного человека, хочу отметить, что они относятся не только к родителям, но и ко всему окружению человека. Сепарированный человек:
- Запрашивает только то, что может получить.

- Его поступки и решения не зависят от одобрения или неодобрения других людей.
- Умеет отказывать в просьбах без чувства вины.
- Делает то, что попросят, если действительно может это сделать, не испытывая при этом негативных эмоций.
- Умеет просить и получать отказы без обиды.
- Знает чего хочет, и умеет сам удовлетворять свои потребности.
- Эмоционально независим: умеет поддерживать глубокую эмоциональную связь с близкими людьми, сохраняя независимость суждений и поступков.
- Умеет сопереживать и сочувствовать, не заражаясь эмоциональным состоянием.
- Открыто выражает свои эмоции, не боясь обидеть или потерять человека (не путать с формой выражения эмоций).

Физическое отделение от родителей не является непременным условием сепарации. Различные экономические и ситуативные трудности могут помешать, даже взрослому человеку, иметь свое жилье. В то же время и жизнь вдали от родителей также не означает, что процесс сепарации завершен. Однако, в некоторых случаях, когда атмосфера в доме невыносима, когда присутствует постоянное давление и/или насилие, только физическое отделение может помочь человеку начать, собственно, процесс сепарации. Бороться с насилием изнутри насилия невозможно.


 
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 15:43 | Сообщение # 8
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
Как видно из приведенного выше списка, процесс сепарации неотделим от процесса индивидуации (Маллер) и означает одновременное становление человека как личности с более высоким уровнем дифференциации Я (Боуэн), включающее все определяющие моменты: одновременно связь и автономность интеллектуального и эмоционального функционирования, независимость в мнениях и решениях, ответственность за принятые решения, хорошее функционирование в социуме, высокую стрессоустойчивость, и т.д.

Поэтому работа с темой сепарации всегда идет медленно, перемежаясь с другими, возникающими по ходу терапии, темами. Существуют, однако, некие закономерности, по которым движется клиент в этой теме. Можно сказать, некие стадии, хотя и довольно условные. Они пересекаются, наслаиваются друг на друга, развиваются нелинейно, но задачи, которые человек не смог решить на предыдущей стадии, не дают возможности решать последующие задачи.

Сразу хочу отметить, что в данной статье речь будет идти преимущественно о сепаративных процессах, которые происходят у человека, детство которого прошло в дисфункциональной семье. Эти же процессы, только в гораздо более «мягком» варианте происходят и у ребенка из семьи, где умеют слышать своего ребенка, и где родители достаточно автономно функционируют и без участия ребенка. Просто эти процессы проходят сглажено, гораздо быстрее и безболезненнее. Самым сложным является путь человека, у которого были ранние травмы: насилия и/или отвержения. Я буду в большей степени концентрироваться на последнем варианте, так как он самый сложный и непонятный в работе и тянет за собой массу «сопутствующих» тем.

Итак, представим себе человека, сепарация которого еще находится в зачаточном состоянии, в таком, что состояние неотделенности от родителей только-только начало мешать в жизни, и, главное, начало осознаваться. Чаще всего, такой человек еще не связывает свои трудности или состояния с родителями, но смутное ощущение, что что-то в жизни идет не так, как ему хотелось бы, уже присутствует. Это может быть отдельная конкретная тема, связанная, например, с деятельностью или с отношениями или просто ощущение дискомфорта.

Рано или поздно мы выходим на тему родителей в любом контексте. Представим себе, что наш клиент совсем далекий от психологии человек, который понятия не имеет, что «все проблемы из детства», поэтому он не понимает, причем здесь родители. Говорить о детстве с ним в данном случае не имеет никакого смысла. Иногда, правда, бывает наоборот, человек с упоением рассказывает о своих плохих «детских» родителях, но добавляет, что сейчас у него прекрасные с ними отношения, и они его очень любят. Такой клиент разделен на себя ребенка и себя взрослого, закрыл страницу детства как страшный триллер, и старается сделать что-то для себя на взрослом уровне.

И в том и в другом случае не стоит торопиться идти в детство. Рассказы об ужасных родителях совсем не означают, что человек готов их обсуждать и связывать свои теперешние трудности с поведением родителей в его детстве. Часто родители не разделяются на маму или папу, а звучат, как «они». Постепенно их разделяя, мы выходим на маму. В дальнейшем я буду говорить о маме, как о самом значимом человеке в жизни ребенка, и процессе сепарации именно с ней. Главное, с чем мы сталкиваемся – это с отсутствием константности объекта. Мама либо плохая, либо хорошая. Даже если она в высказываниях плохая, то в душе есть серьезные сомнения в том, что она плохая.


 
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 15:44 | Сообщение # 9
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
В любом случае мы начинаем работать со «взрослой» мамой, то есть мамой, которая присутствует сейчас в жизни клиента. И постепенно углубляемся в детство. При однозначно хорошей маме используется следующий порядок работы:

1. Раскачка на плохую маму сейчас. Раскачка означает усиление малейшего недовольства конкретным поведением мамы; обозначение и усиление чувств, связанных с поведением или словами мамы; разбор конкретных ситуаций в ключе давления, игнорирования потребностей, отвержения; осознание того, что на самом деле хотелось бы получить от матери: какую реакцию, слова, поведение. Цель раскачки – появление протеста и желания изменить существующий стиль отношений.

- Клиент: Мама очень хорошая, но мне сложно с ней общаться.
- Терапевт: В чем конкретно заключается сложность?
- Кл.: Она обижается, если я ей не звоню вечером после работы.
- Тер.: А что она делает в таких случаях?
- Кл.: Она тогда со мной не разговаривает. Но я же не могу каждый день ей звонить, я иногда прихожу поздно, или уставшая. Я ей говорю об этом, но она все равно обижается.
- Тер.: И как ты себя чувствуешь, когда она с тобой не разговаривает?
- Кл.: Я чувствую вину и обиду. Она меня не понимает.
- Тер.: А что бы ты хотела в отношении с мамой в этом случае?
- Кл.: Я бы хотела, чтобы она не обижалась, когда я ей не звоню каждый день, чтобы она меня тоже понимала. И мне плохо, когда она со мной не разговаривает. Я чувствую, что в чем-то виновата. Но я ее понимаю, она волнуется, она меня очень любит и боится за меня.
- Тер.: Получается, что ты понимаешь ее волнение и считаешься с ним, а мама не всегда понимает тебя и не всегда считается с тем, что ты, например, устала?

Параллельно с этим разбираются случаи, когда мама услышала нашего клиента и/или сделала то, что он просил. За счет чего это получилось, каким способом можно получать внимание, любовь, заботу и т.д. На данном этапе клиент начинает проверять старые способы и пробовать новые (например, просить напрямую, давать отпор некоторым требованиям, отказывать). Правда, практически всегда это сопровождается чувством вины, поэтому, клиент должен быть твердо уверен, что его требование или просьба обоснованны.

Если мама любит своего ребенка, в основном прислушивается к нему, и просто находится в плену своих собственных представлений и убеждений, то новые способы через какое-то время начинают действовать, и клиент получает возможность отстаивать свои интересы напрямую без манипуляций и обид. Если же ребенок сам по себе не интересен, а важна лишь функция, которую он выполняет в семье, то изменение его поведения и/или реакций вызывает мощнейшее сопротивление всей системы. Здесь уже подключаются все ближайшие родственники: папа, бабушки, дедушки, сестры и братья. На клиента обрушивается весь спектр привычных манипуляций, призванных вернуть клиента в обычную систему взаимодействий и взаимоотношений. Тем не менее, мы, обозначая роль каждого из членов семьи, разбирая ее, оставляем свой фокус внимания на маме, как ключевой фигуре. Разбираем последовательно, что лежит в основе того или иного воздействия. Действительно ли это то, что было нужно клиенту в данный конкретный момент. Что на самом деле стоит за демонстрируемой, например, заботой, матери: действительная ли это забота или удовлетворение своих собственных потребностей (например, получение благодарности, удовлетворение от мысли, что я хорошая мать).


 
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 15:45 | Сообщение # 10
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
- Кл.: Мне мама подарила набор кастрюль. Звонила вчера и сказала, чтобы я их забрала.
Тер.: И что это для Вас значит?
- Кл.: Я не знаю, кастрюли мне не нужны, зачем мне кастрюли, да еще набор, куда я их буду складывать? У нас и так нет места. Но она же специально их купила для меня.
- Тер.: А Вы просили купить Вам кастрюли?
- Кл.: Да, нет же! Она прекрасно знает, что я люблю сама покупать посуду.
- Тер.: Тогда для чего, как Вы думаете, она подарила Вам кастрюли?
- Кл.: Я думаю, что она решила, что мне нужны кастрюли, так как она считает, что я плохая хозяйка. Она всегда говорит, что у нее на кухне порядок, а у меня бардак.
- Тер.: А как Вы думаете, для чего она это подчеркивает?
- Кл.: Ну, потому что для нее важно, чтобы ее считали идеальной хозяйкой, она вообще зациклена на доме.
- Тер.: А для Вас быть хорошей хозяйкой имеет такую же ценность?
- Кл.: Нет, у меня другие интересы, я вообще считаю, что не обязательно, чтобы в доме был идеальный порядок. У меня муж вообще не замечает, из чего ест.
- Тер.: Тогда получается, что Вам кастрюли не нужны? А мама Вам дарит то, что важно для нее?
- Кл.: Да, она таким образом еще раз мне показала, что я хуже нее.
- Тер.: А для чего это ей нужно, показывать, что она лучше Вас?
- Кл.: Мне кажется, что она немного мне завидует, что у меня такой муж, которому все равно чисто в доме или нет, он сам себе может приготовить еду, если я занята или устала. А папа всю жизнь требовал, чтобы у него было три блюда на обед и ни пылинки в доме.

В этом случае желаемые способы взаимодействия с мамой могут натолкнуться на страх отвержения, если ребенок нужен семье только как функция, а он сам, со своими потребностями и желаниями, никому не интересен. Страх отвержения очень силен, обоснован, и клиент будет до последнего держаться за иллюзию, что его любят просто так.

Но самый сложный случай – это когда у клиента была ранняя детская травма. Сложно, так как человек ее не помнит, и не определяет свое отношение к матери, как страх. Для него страх – это привычное состояние. Он не знает, как бывает, когда страха нет. Поэтому для него становится открытием, что на самом деле, он просто панически боится свою мать. Покрывается это, как правило, объяснениями типа: «Да меня, в принципе, особо не напрягает ездить к ней каждый день», «Мне уже давно все равно, что она думает», «Я к этому легко отношусь» и т.д.

В таком случае, человек учится постепенно справляться со своим страхом «взрослой» мамы, основанным, конечно, на детском страхе травмированного ребенка. Важным является новый, взрослый опыт: что сейчас, эта женщина ничего не может сделать этому взрослому человеку (клиенту), что ее большая и всемогущая, в представлении клиента, фигура, на деле оказывается маленькой и как правило, трусливой, беспомощной в своей ярости и быстро сдающейся при твердом «нет». Иногда, правда, бывают очень энергичные и последовательные в своем стремлении подавить, мамы. Тогда необходимо физическое отделение и временное снижение интенсивности общения.


 
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 15:46 | Сообщение # 11
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
Иногда, при очень сильном страхе, при очень сильном травматическом опыте прямое противостояние с мамой откладывается до проработки травм. Но это бывает редко. Все таки, возможность самого клиента защитить себя взрослого означает, что он может защитить и себя маленького. Это значит, что необходимые фигуры защитников уже сформированы во внутреннем пространстве.

Прямое противостояние откладывается и из-за различных выгод: материальных, возможности получать помощь в уходе за ребенком, благ на работе и т.д.

Основными приобретениями первого этапа являются: протест и недовольство существующей системой взаимоотношений и, как следствие попытки их изменить; возросшее ощущение собственного достоинства и самостоятельности; появление злости за конкретные дела и поступки матери; умение справляться со своим страхом перед реальной матерью и, как следствие, большая устойчивость во взаимоотношениях со властными и значимыми людьми в жизни; появление навыков и умений в отстаивании своих прав; большее понимание своих потребностей и пересмотр многих родительских установок.

2. Параллельно с этими процессами все больше и больше мы углубляемся в детство. Начинается работа с «детской» мамой, то есть с мамой, какой она представлялась и воспринималась в детстве. Вспоминая различные ситуации, посылы и установки матери, свои ощущения, детские обиды, радости и горести, клиент пересматривает свой детский опыт через призму полезности или вредности его для дальнейшего развития. Все детские истории связываются с нынешними трудностями и проблемами клиента. Можно выделить вполне определенные темы, которые связанны со взаимоотношениями с мамой:

- Созависимые отношения – поиск безусловной любви и принятия.
- Страх перед статусными или значимыми женщинами.
- Тема достижений в деятельности. Перфекционизм. Дисфункциональность.
- Половая идентичность (часть темы, другая часть темы лежит в семейной системе и в теме отца, травме).
- Тема ответственности: отсутствие ее (взрослого Я) или, наоборот, гиперответственность (ранняя взрослость). Тоже часть темы. Другая часть в семейной системе.
- Слабое Я, отсутствие целостного Я (часть темы).
- Тема самоценности и самопринятия.

Если же у ребенка была ранняя травма насилия – физического или сексуального, то все это во много раз усиливается страхом, депрессией, бессилием, тревогой и ощущением безнадежности что-либо исправить.

С «детской» мамой мы работаем также, как и со взрослой. Постепенно раскачивая ригидные представления о «пользе» маминого воспитания. Здесь идет сложная работа по называнию вещей своими именами, очищение конкретных фактов от мусора лжи, манипуляций и сложившихся детских представлений о том, как устроен мир и взаимоотношения людей.


 
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 15:52 | Сообщение # 12
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
Ребенок всегда стремится оправдать свою маму, понять ее мотивы, верит в то, что она ему говорит, даже если видит противоположное. Он не может не верить, иначе мир потеряет свою устойчивость, и тревога заполнит его полностью. Взрослый опыт у человека часто бывает иным, и человек пытается жить в двух часто противоположных мирах одновременно. Например, мама девочки всю жизнь сидела дома, не работала и обеспечивала своему мужу комфортное существование. Ее главный посыл дочери был: «женщина должна вести дом, хозяйство, ее задача растить детей и ублажать мужа». Первый брак нашей клиентки распался, хотя она сидела дома и делала все, как ее мать. Появляется растерянность и потеря ориентиров в жизни. Клиентка после развода стала работать, получать деньги и удовольствие, но продолжала мечтать о том, чтобы в ее жизни появился мужчина, который возьмет на себя заботу о ней. Кроме того, мать, которая жалела дочь, когда та несчастливо жила с мужем, обвиняла во всем его, теперь, когда дочь счастлива и независима, стала злиться и нападать на клиентку, обвиняя ее в том, что она потеряла такого хорошего мужа.

В таком случае, мы разделяем жизнь матери и жизнь дочери: то, что хорошо для матери может не подходить для дочери. Что жизнь у каждой женщины разная, и каждая женщина живет свою жизнь, а не чужую. Кроме того, если посыл сопровождается раздражением, давлением, мы ищем скрытые мотивы такого посыла. Возможно, что мать не состоялась как профессионал и была вынуждена сидеть дома с детьми, поэтому она так оправдывает свой выбор или судьбу. Возможно, она завидует самостоятельности дочери, что ей не нужно каждый раз просить денег у мужа на собственные нужды. Возможно, ее просто раздражает иная, чем у нее жизнь, радость и свобода дочери и т.д.

Этот этап довольно болезненный, так как клиент постепенно избавляется от иллюзий, соприкасается с переживаниями детства, со своим бессилием достучаться до матери. Здесь же происходит первичное соприкосновение с глубинным одиночеством. Постепенно приходит осознание, что как ребенка его никогда не любили и не ценили.

Появляется злость на «детскую» мать. Сила этой злости зависит от степени травмированности и от того, насколько в детстве ее выражение блокировалось или разрешалось. С все большим появлением жалости клиента в себе маленькому, все больше появляется желание выразить претензии матери уже за конкретные факты в детстве. Появляются факты, свидетельствующие от плохом обращении матери к ребенку. Клиент, все больше, ориентируясь на свои внутренние ощущения и представления, получает внутреннее право высказывать претензии и недовольство. Здесь идет работа с разрешением на злость, рассматриваются способы, какими она блокировалась в детстве.

Если мама однозначно плохая и у клиента уже есть опыт конфронтации с ней, то на данном этапе идет проверка в другом ключе: было ли что-то хорошее в детстве? Действительно ли мама настолько плохая, что не заслуживает прощения? Что на самом деле стояло за ее поведением? И в том и в другом случае мы пытаемся выстроить константность объекта. Понять и объяснить поведение матери с точки зрения собственных представлений и собственной внутренней правды.


 
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 15:53 | Сообщение # 13
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
Клиент оценивает свой детский опыт по следующим позициям:
- То, что можно понять
- То, что можно принять и простить
- То, что ни принять, ни понять, ни простить нельзя ни при каких обстоятельствах.

Здесь мне бы хотелось объяснить свою позицию в отношении такого понятия, как любовь матери. Иногда я сталкивалась с таким объяснением, что мать может вначале любить своего ребенка, а потом его разлюбить, или, наоборот, вначале не любить, а потом внезапно полюбить. Я считаю, что под этим подразумеваются либо неумелые формы обращения матери со своим ребенком, либо изменения во внутреннем пространстве матери, связанные с изменениями условий ее жизни: болезнь, развод, смерть близкого и, связанная с этими событиями, депрессия, собственный травматизм и т.д. Но эти события внешнего и внутреннего порядка связаны с ребенком лишь формой поведения матери по отношению к нему, но никак не с ее глубинным ощущением любви или нелюбви. Либо мать любит своего ребенка, либо нет. И здесь, мне кажется, не бывает чуть-чуть любви или любви по заказу. Это принципиальное положение, которое позволяет клиенту вырабатывать свое собственное мировоззрение, свое собственное отношение к тому, что позволительно, а что нет. Это основа его устойчивости и силы Я. Потому что, если оправдывается факт использования ребенка в своих целях, то тогда оправдывается и допускается использование по отношению к себе со стороны других людей и во взрослом состоянии. То же самое касается насилия, если оно объясняется и принимается, тогда оно допустимо и для самого клиента, и по отношению к нему.

Чтобы разобраться в этом сложном наслоении объяснений и пониманий, клиент переходит к третьей задаче.

3. Проверка на любовь. Высказывая претензии матери за детство, клиент выполняет две важнейшие задачи: 1. Выпускает задавленную злость и ярость, и, следовательно, освобождается от гнета бушующих эмоций; 2. Избавляется от иллюзий по поводу истинного отношения своей матери к нему.
Избавление от иллюзий – это длительный, мучительный и кропотливый процесс. На самом деле человек всегда в глубине души надеется, что мама его любит. Но только на этом этапе он получает возможность в этом убедиться, так как он уже не так сильно боится столкнуться с правдой, что мать его не любит. Высказывая претензии за детство, человек надеется на искреннее раскаяние матери, на признание своей вины, на глубокое сожаление о том, что не смогла в полной мере присутствовать в жизни ребенка, что помнит все и переживает за прошлое. Клиент готов простить и принять, но только зная, что это раскаяние искреннее и глубокое.

Иногда такое действительно происходит. И тогда через боль, неприятные разговоры, взаимные упреки и принятие претензий происходит сближение с матерью. Отношения, которые постепенно устанавливаются, становятся глубокими, открытыми и очень эмоционально близкими без зависимости.
Но, как правило, мы имеем дело с вариантом, когда мать не любит своего ребенка, и предъявление претензий либо встречается агрессией, либо фальшивым признанием своей вины, с последующей местью.

Огромное значение на данном этапе имеет окружение клиента. Если у него есть близкий человек, с которым взаимная любовь, если есть искренние и преданные друзья, если у него активная социальная жизнь с различными интересами и людьми, то соприкосновение с одиночеством проходит легче. Но если человек социально изолирован, то, отказываясь от иллюзии, что мать его любит, он оказывается совсем одиноким. Памятуя об этом, мы постоянно работаем с клиентом и над расширением межличностных связей, заполнением жизни людьми, событиями, интересами.

На данном этапе сепарации человек сталкивается в полной мере с ощущением глубинного одиночества, с глубинным (не головой) пониманием того факта, что никогда и никто не будет его любить так, как должна была любить мама, что эта часть детства никогда не исправится. И это то, с чем ему всегда придется жить, с тем, что он никогда не испытает материнской любви. Здесь много слез, много горевания. Человек оплакивает потерю иллюзии так, как будто он действительно потерял любовь, которая была. Постепенно боль переходит в печаль и все больше и больше начинают цениться близкие отношения с людьми.


 
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 15:55 | Сообщение # 14
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
Вторая задача, которую решает клиент на данном этапе процесса сепарации – это освобождение задавленной ярости. Порой сложно найти адекватные способы выражения детской агрессии, если учесть еще, что основная цель ее – заставить мать услышать претензии. Здесь есть некоторые объективные трудности. Если мать старая и больная, и ее, нынешнюю, жалко. И кажется нечеловечным кричать и обвинять эту старую женщину в маразме в том, что она уже не помнит. Мы разделяем тогда взрослую и детскую мать и, соответственно, разделяем злость на нынешнюю и на «детскую» мать. Определить, какого рода злость, очень просто. Сила «детской» злости не соответствует тяжести проступка в нынешней ситуации. То есть, если на слова матери: «Никому я не нужна, ты плохая дочь», клиент вместо понятного раздражения, взрывается силой атомной бомбы, то это «детская» ярость. Если действительно детская ярость в силу обстоятельств не может быть высказана матери, мы используем работу с воображаемой «детской» матерью. И всю ярость направляем на ту, «детскую» мать. То же самое, когда мать уже умерла, а в памяти остались ценные воспоминания из последних лет ее жизни. Вся ярость идет в прошлое.

Еще одна проблема, с которой иногда сталкивается клиент – это застревание в гневе. Такое бывает, когда вдруг оказывается, что ярость – это единственная возможность эмоционального наполнения жизни. Когда в жизни клиента мало интересов и способов применения возросшей эмоциональной энергии. Ведь та энергия, которая раньше уходила на подавление агрессии, теперь, высвободившись, ищет применения в других областях. А их мало или нет совсем. Кроме того, иногда бывает, что сладость мести, а также ощущение власти над матерью становятся превалирующими ощущениями. С продвижением к независимости от матери возникает необходимость самому выстраивать свою жизнь, отвечать за нее и делать самому что-то для себя. Уже не остается оправданий, что «она во всем виновата», а значит все, что делается далее – это личная ответственность самого человека перед самим собой. Неприятное открытие. Ярость в таком случает необходимо все время подпитывать, накручивая себя, выискивая все новые и новые обиды и травмы. И если на этапе высказывания претензий ярость вполне понятна и оправдана, то в конце концов, она же и становится оправданием бездеятельности.

Рано или поздно, в основном, ярость перерабатывается, надежда на любовь матери медленно, но верно уходит, и остается последняя задача.

4. «Сам себе мама» – стать самому себе той заботливой, любящей, чувствительной к потребностям матерью, какой она, собственно, и должна быть. Это означает, что клиент учится бережно и внимательно относиться к себе, заботиться о своем телесном и эмоциональном комфорте. Это тяжкий труд, повседневный и ежечасный. По привычке, еще долго некоторые аспекты уплывают из зоны внимания, то и дело клиент сталкивается с тем, что пропустил насилие по отношению к самому себе, загнал сам себя в угол идеей или долженствованием, сделал то, что не хотел, поступил в ущерб себе и т.д. Но постепенно такое отношение становится автоматическим. Хотя, конечно, под стресс и сильные эмоциональные переживания привычка игнорировать сигналы неблагополучия может опять вернуться на время.

На этом же этапе выстраиваются новые отношения и взаимодействия с матерью. Клиент сам решает, что для него наиболее комфортно или наименее дискомфортно в общении с ней. Как часто приезжать и звонить, каким образом оказывать помощь, что делать и не делать, когда мама что-либо просит, как самому просить и в какой мере пользоваться услугами матери. Это индивидуально для каждого конкретного человека, но в основе лежит ощущение своего собственного внутреннего решения.

Процесс сепарации долгий и, порой, мучительный процесс. Иногда кажется, что клиент готов к отделению и настроен решительно. К сожалению, даже сильная мотивация не гарантирует немедленного облегчения и решения проблем взаимоотношений с матерью.

Серебрякова Каринэ


 
ВероничкаДата: Суббота, 17/06/2017, 16:04 | Сообщение # 15
Счастливая Волшебница
Группа: Администраторы
Сообщений: 5870
Статус: Offline
За 100 Сообщений За 250 Сообщений За 500 Сообщений За 750 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений
Отцы и дети. Сепарация, что это такое?

Трудности во взаимоотношениях взрослых детей и их родителей – далеко не редкость. Одной из самых распространенных проблем в данном вопросе является тема так называемой сепарации. В психологической литературе под сепарацией подразумевается в частности отделение взрослого ребенка от родительской семьи, его становление как отдельной самостоятельной и независимой личности. В некоторых семьях сепарация проходит успешно, но в том случае, если семья функционирует не очень хорошо, то сепарация взрослого ребенка, либо не наступает вовсе, либо проходит с таким сильным напряжением, что отношения между родственниками могут очень сильно нарушаться.

Давайте рассмотрим, как может выглядеть незавершенная сепарация на конкретном примере. А также посмотрим, каков мог бы быть вариант завершения этой сепарации. Также поговорим о том, чем трудна сепарация для родителей, от которых пытается отделиться взрослый ребенок. Для этого вначале нарисуем воображаемый портрет человека, который не смог отделиться от своей матери.

Алексей, мужчина 35 лет. Живет с мамой в двухкомнатной квартире. Был женат 2 года. Во время брака супруги жили вместе с мамой Алексея в одной квартире. Однако в процессе совместной жизни много ссорились и не могли найти общего языка в вопросе самостоятельной жизни. Алексей никак не мог понять, чем именно недовольна жена, когда она раз за разом выказывала ему желание снять отдельную квартиру. Его аргумент был таким: «Ну, чем ты недовольна? Еда есть, - мама готовит. Убираться тебе не надо. За квартиру платим все вместе. Расходов меньше. У нас с тобой есть отдельная комната, где мы можем заниматься всем, чем захотим». Однако, несмотря на такую заманчивую перспективу, напряжение у жены росло, ссоры становились все более и более частыми. В итоге она не выдержала и уехала к своим родителям. Пожила там какое-то время, и не вернулась к Алексею. Он же в свою очередь не очень сильно горевал. Посчитав, что ему досталась глупая и капризная женщина, он успокоился. На сегодняшний день он встречается с разными женщинами, но серьезных отношений начинать не хочет. Изредка приводит своих избранниц домой, но жить вместе с ними не начинает.

Давайте теперь отвлечемся от содержания жизни нашего воображаемого персонажа, и немного проанализируем его ситуацию. Казалось бы, все в порядке, и никаких серьезных трудностей в его жизни нет. В целом, так оно и есть, ведь данный пример является довольно мягким. Он очень характерен для многих мужчин, и выглядит вроде бы не таким уж «криминальным». Однако если углубиться в психологический анализ происходящего, то можно заметить сохраняющуюся тесную связь Алексея с его матерью, и отсутствие готовности к отчаливанию от безопасных берегов материнского дома в широкий океан самостоятельной жизни. Это можно заметить, читая его аргументы, адресованные жене. Для Алексея абсолютно недоступно осознание того, что отдельная жизнь с женой это вовсе не то же самое, что жизнь с ней же в родительском доме. Когда человек приводит избранницу, или избранника в свою родительскую семью, то он автоматически теряет возможность узнать этого человека более полно, поскольку человек будет вынужден соблюдать правила установленные в этой семье родителями, и вряд ли сможет проявить себя более открыто. Вообще говоря, для построения семейных отношений этап отдельной и независимой жизни с партнером является весьма важным. На этом этапе партнеры узнают друг друга, устанавливают собственные правила и способы взаимодействия. И если им удается пройти это испытание, то вероятность того, что дальнейшая совместная жизнь будет удачной гораздо выше, нежели в ситуации, когда жизнь пары начинается внутри родительской семьи одного из партнеров.

Если заглянуть немного в будущее Алексея, и предположить, что ему так и не удастся отделиться от матери, то вероятность того, что он сможет построить полноценную и удовлетворяющую семейную жизнь будет довольно мала. Здесь важно понимать, что в случае таких тесных отношений с матерью выход из слияния с ней может приводить к острым эмоциональным вспышкам с ее стороны, разного рода болезням, неосознанно позволяющим матери удерживать сына возле себя.

Но давайте рассмотрим вариант позитивного исхода сепарации. Допустим, Алексею все же удалось понять, что он с мамой в более близких отношениях, чем с женщинами его окружающими. Что будет происходить тогда? Обычно в семейной психотерапии момент выхода ребенка из семьи считается кризисным. Почему? Все это связано с тем, что, во-первых, изменяется вся структура семьи, и вместе с ней все привычные механизмы взаимодействия. И, во-вторых, родители выпорхнувшего из гнезда «птенца», вынуждены остаться наедине друг с другом. В таком положении у родителей возникает также довольно острая ситуация, которая заставляет их задуматься о том, для чего они вместе, как им дальше быть вдвоем, и хотят ли они этого? Ведь раньше (после рождения ребенка) они плавно перешли из ролей мужа и жены в роли отца и матери, что позволило им сблизиться за счет воспитания и заботы о ребенке. Когда ребенок становится самостоятельным и выходит из семьи, родители вынуждены больше заниматься своими отношениями, а не заботой о ребенке. Тогда-то и начинаются проблемы и вопросы, любят ли они все еще друг друга, хотят ли быть вместе. Очень часто интуитивно родители предчувствуют, что без ребенка их брак рухнет. В таком случае родители неосознанно могут удерживать ребенка внутри семьи, не позволяя ему отделяться. Все это можно сделать, например, внушая ребенку чувство несостоятельности, беспомощности, ужасности и опасности внешнего мира.

Если вернуться к случаю Алексея, то можно заметить, что в ситуации его ухода из семьи, мама остается одна. И тогда она сталкивается со многими болезненными переживаниями, свойственными одинокому человеку. Если человек не до конца созрел, то чувство одиночества может быть для него невыносимым. В результате Алексей внутри его родительской семьи играет сразу несколько ролей. Он одновременно и сын, и муж. Именно позиция мужа, которую он неосознанно берет на себя в отношениях с матерью и мешает ему строить близкие отношения с женщинами.

Давайте подведем краткий итог этой статьи. В ней мы постарались оживить понятие сепарации, показать на примере жизни конкретного человека то, как может выглядеть успешная и не успешная сепарация. А также мы немного затронули вопрос кризиса во взаимоотношениях родителей, наступающего в момент сепарации ребенка. Конечно же, простого выхода из трудной ситуации сепарации не существует. Сепарация – это большая жизненная задача каждого человека. И в зависимости от того, как он решает ее для себя, во многом зависит качество его дальнейшей жизни, а также удовлетворенность собой и близкими отношениями.

Константин Каракуца


 
Форум » ПСИХОЛОГИЯ » Внутренний мир » СЕПАРАЦИЯ
Страница 1 из 3123»
Поиск:


Меню сайта
Вход на сайт

Фазы Луны
Посетители
Вероничка, ღАнастасияღ, kotovanastya0905, Люборада, acari, margo, Tayusha, Позитивная
Copyright MyCorp © 2017
uCoz
Для добавления необходима авторизация